http://forumfiles.ru/styles/0013/03/0f/style.1371659921.css
http://forumfiles.ru/styles/0013/03/0e/style.1371661104.css
Вверх страницы
Вниз страницы

TVD: Eternal night

Объявление




Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TVD: Eternal night » ❖ Утиль квестов » До того, как я хотел тебя убить, а мог только любить.


До того, как я хотел тебя убить, а мог только любить.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Название эпизода: До того, как я хотел тебя убить, а мог только любить.
Время и место: много лет назад. Один из городков, который посетила адова парочка.
Участники: Ромме, Диана
Краткое описание: Что происходит, когда в паре не просто мужчина и женщина, а люди, которые живут намного больше своего положенного возраста, да еще и обладают такими силами, что не снились и пресловутым богам Олимпа.
Он профессиональный вор, обладает такой магией, которая напугала бы любого вампира. Она связала свою жизнь с черной магией, с магией смерти. Они оба воплощение зла и силы. Казалось бы, идеальный союз. Красивый мужчина и умная женщина. Однако, и у такой парочки бьется фарфор и летят стаканы в головы.

Она флиртует со всеми, его это бесит. Чем не повод нагадить ближнему, то есть ей?
Очередность постов: Ромме, Ди

+1

2

Хуго широкими шагами меряет комнату. Вокруг царит дикая разруха, как будто, за пару часов до его входа в дом, здесь орудовала банда воров, при чем не аккуратных и не оставляющих за собой следов, а наоборот. Разрушено все.

Стулья разбитые о стены валяются деревянными осколками  на  полу, окна разбитые, осколки стекол находятся повсюду, включая, и ладонь Роммеля. В самом центре ладони застрял приличного размера осколок стекла, отчего кровь стекает по его пальцам, и гулко, в такт шагам капает на пол.

Ведьмак зло прищуривается, и зашипев рывком вырвает из ладони стекло, тут же сжав руку в кулак, и поднеся ее к своему лицу начинает шептать слова заклинания. Он чувствует, как потоки магической энергии, теплым струйками смешиваются с его кровью и проходят через все его тело.

Он на мгновение даже прикрывает глаза, наслаждаясь этим ощущением. Единственное, что может вернуть его в состояние равновесия, так это колдовство. Только благодаря этой силе он и выжил, только благодаря магии он и смог стать тем, кем является на настоящий момент.

Его внутреннее состояние можно сравнить разве что с ядерными взрывами, злость широкими мазками омрачала лицо блондина. И, что самое кошмарное, он ничего не может сделать с этим. Все на что он сейчас способен – громить и крушить. Не было никаких воров или людей, которые посмели бы войти в этот дом – вина, целиком и полностью, за разрушения и беспредел царящий в доме – лежит на его плечах.

Его внимание привлек звук шагом на первом этаже. Взгляд Хъюго окрашивается недобрым огоньком, широкими шагами он пересекает комнату и спускается на по лестнице, медленно и грузно, наступая на ступени. Шаг. Еще один. Еще шаг. С кажды раздражение и злость начинают закипать еще сильнее.

- Где ты была? -

Его взгляд прикован к блондинке, медленно крадущейся по гостинной с туфлями в руке. Часы, старинные и деревянные, отбивают половину третьего ночи. За окнами уже давным - давно темнота. А вот легкий запах алкоголя исходящий от ведьмы раздражает. Дает ему понять, как и ее дерзкий взгляд, что она прекрасно провела время. Без него!

С каждым ее взглядом, брошенным на него он закипает все сильнее. Ведьмак прекрасно понимает, что еще немного и начнется скандал. А уж по ее независимому виду, коим она так и показывает свою правоту, это ощущается вдвойне.

+1

3

Вот поверьте, Диана никаким боком не была виновата! Ну, вот никаким! Честное ведьминское! Всё Хъюго - этот мерзавец и подлец первосортный - устроил! Хоть он и утверждает обратное. Мужики всегда так делают, это ж мужики! Когда это они себя считали виноватыми?! Вот именно! А как всё было-то на самом деле...
Подобно типичным приличным людям они пошли в магазин. Впервые за долгое время без скандала. Счастливые, довольные и всё такое. И стоило Рамирес отвернуться на минуту, чтобы повнимательнее рассмотреть этикетки, как этот проклятущий кот уже начал подкатывать к сопливой продавщице, чрезмерно рьяно стремящейся ему помочь. И эта сволочь тут же обрадовался подобному исходу событий, распушил, как тот павлин, хвост перед ней, а потом ещё удивлялся какого это, спрашивается, Ди устроила скандал и чуть космы не выдрала вертихвостке! Действительно!
Короче, зла на него не хватило, вот она и уехала в бар. Нет, ну, а что? Слушать его наезды и ждать извинений? Пффф... вот ещё! Он виноват - вот пусть и мучается! Прочувствует всю свою вину от корки до корки! А Ди в качестве компенсации должна была получить пару часов (ну, ладно, гораздо больше, чем пару) отдыха и расслабления. Заметьте, она не собиралась куролесить, это всё Ромме со своими замашками ловеласа... а она чем хуже?
Мальчики в баре на удивление попались что надо. И весёлые, и нормальные - большая редкость. Пара бутылочек пива и партий в бильярд, где одну колдунья выиграла даже честно, крайне положительно повлияли на её настроение. К тому моменту, как она собралась ехать обратно, Диане было уже параллельно на выпады Роммеля, его, простите, блядское поведение и тот скандал, который наверняка он ей закатит. Это, можно сказать, было традицией в их отношениях, ага. Периодические наезды с обеих сторон. И бесит, и нравится, короче, не поймёшь двух этих идиотов!
Распрощавшись с новым другом, который галантно предложил подвезти блондинку чуть ли не в другой конец города, лёгким, но чувственным поцелуем, Ди выбралась из машины и поплелась к дому. На крыльце, как порядочная женщина, она сняла туфли и тихонько вошла в дом, на цыпочках направляясь к лестнице. Естественно, стоило сделать ей всего несколько шагов, как глухие "скакания" Хъюго тут же раздались над её головой. Аки стадо жеребцов её возлюбленный спускался вниз, чтобы испепелить её взглядом и воззвать к совести, которой у Рамирес отродясь не было. Драма такая драма.
И понимаете, вот так бывает, сегодня ей слушать его не хотелось. И пытаться чувствовать себя виноватой тоже. НАДОЕЛО! Надоело понимать Хъюго и примиряться с его характером. Как и надеяться на то, что он свыкнется с её.
Решив себя не утруждать ибо бесполезно, Диана остановилась около первых ступенек лестницы, держа в руке за ремешки туфли, и подняла голову, с вызовом смотря на блондина. В её глазах так и читалось: "Ну и дальше что? ЧТО?!". Однако с её плотно сжатых губ не сорвалось ни слова. Право начать разбор полётов она всегда оставляла за Ромме и делать в этом вопросе исключений не собиралась даже сегодня. Пускай, как обычно, орёт, возмущается, громит всё вокруг. В первый раз что ли? Нет, конечно. А кофейку бы выпить не мешало, определённо.
- На Лысой горе. Танцевала голышом танец дождя и курила дурман-траву с гномами, - с одолжением ответила ленивым тоном Ди и пошла на кухню, - они такие милашки, когда начинают бубнить о лесах. Жаль, что ты не слышал. Кофе будешь? - как ни в чем не бывало поинтересовалась женщина, обернувшись и посмотрев на остановившегося у ещё целого (что было поразительно) кухонного стола колдуна, который просто кипел от гнева и вот-вот должен был взорваться. Вот такая вот Рамирес, да, специально выводит его идиотскими объяснениями, чтобы он снова высказал какая она целиком и полностью гадина. Заканчивать отличный вечер в половине третьего утра было бы настоящим грехом, потому душа требовала продолжения банкета. И кому ведь как не Ромме полагалось сыграть пару финальных аккордов к рассвету, не так ли?

Отредактировано Diana Ramirez (18-05-2013 19:14:47)

+1

4

Ее внешний вид, полнейшее пренебрежение во взгляде, туфли подцепленные одним пальчиком - раздражает, бесит до невозможности с такой силой, что Роммель готов ее же каблуками и пробить ее черепную коробку. Раздражал даже не факт того, что она где - то гуляла, а то, что гуляла она без него и, более того, сразу же после ссоры.

Лично сам Ромме, если бы поругался с девушкой, то уехал бы пьяный в хлам кататься на мотоцикле, выжимать из него максимальную скорость и отрезвляться с помощью бешенного ветра.
Или же в притон к проституткам. При чем, этот второй вариант был намного предпочтительнее.
И уж тем более, ему так сделать было можно, а вот ей нельзя. Ни в  коем случае.

Да только мерзко стало от того, что он ощущает себя истеричной бабой, которая поджидает своего мужика с пьянки с друзьями, чтобы вломить ему сковородой, навешать на уши оскорблений и отправить спать во двор на сеновал. Сеновала у Роммеля к счастью во дворе нет, да и отправлять туда Рамирез спать просто небезопасно. И для сеновала, и для собственного здоровья ведьмака.

На словах о гномиках, Хуго аж перекосило, он зло рыкнул и хлопнув ладонью по перилле, начал громко сопя спускаться вниз по ступенькам, чтобы прижать таки возлюбленную ведьму к стенке и потребовать правды.
Тот факт, что правда ему может и не понравиться или же, ее просто может и не быть, Ромме даже и не пытался рассматривать, как обычно придерживаясь своего мнения.
Остальных просто не существовало. А по мнению ведьмака, блондинка была с кем - то, от нее  тянулся нестерпимый шлейф мерзкой смеси алкоголя и мужского парфюма.

- Какой нахер кофе? Я тебя спрашиваю где ты была?!  -

Ромме чуть ускорил свои шаги и вошел на кухню чуть опередив девушку и встав прямо перед ней. Злость начинала закипать со все большей силой, особенно от ее поведения. Ведьмак злился, а она с ним, как с ребенком. Какого мужика это не разозлит еще сильнее?

- Хватит заливать мне свои сказки, я ими сыт по горло! Я хочу знать, где ты была, с кем ты была и чем вызанимались, помимо вливания в свои бездонные глотки алкоголя! -

Ромме вспыхнул, его щеки моментально окрасились в пунцовый цвет, брови нахмуренны и сведены вместе на лбу - идеальное сочетание грозного мужика. Но проблеа была в том, что даже злясь на нее, художник жаждал эту женщину. Хотя, это именно его и огорчало.

В последнее время, это становится проблемой, он хочет ее лишь тогда, когда они ругаются, когда она бъет посуду о его голову, а он выкручивает ей руки, причиняя нестерпимую боль. И вот тогда, кто первый из них сдастся - вопрос времени.

+1

5

"Ох, Хъюго, как же ты меня достал своими допросами! Все ведьмы Рамирез плачут на том свете, сочувствуя мне! Каждый раз одно и то же! Сначала доводишь до белого каления, а потом не доволен! Потом я у тебя сволочь последняя! И всё-таки... всё-таки я от тебя без ума! От твоей горячности, пылкости, ревности! Мммм, нет слаще удовольствия, чем трепать тебе нервы и видеть твой горящий взор, видеть в твоих глазах желание, страсть! Да я готова веками беситься и мучиться ревностью, лишь бы только ты день ото дня так смотрел на меня! Так меня желал и ревновал! ТАК заставлял меня желать ТЕБЯ!"
Диана, конечно, твердила всё это только про себя. Лишь только в душе горела безмерным желанием накинуться на Хъюго и задушить его в объятьях, утопить в своей любви! Это было чистой правдой - как бы она не ненавидела его, как бы на него не злилась, всё равно она бредила только им одним. Только Ромме был способен вызывать в ней те сносящие голову чувства, которые язык не поворачивается назвать любовью. Да куда этому жалкому и избитому эмоциональному состоянию до того всепоглощающего чувства, которое испытывала Ди? Она с ума сходила по этому проклятому ведьмаку, который всю душу ей вымотал! Диана действительно готова была его убить, миллион раз в день, но лишь потому, что не в силах была делить его с кем-либо! Потому что была уверена, что то, что она чувствует к нему, никогда более не сможет почувствовать к другому. Роммель был для неё спасением и гибелью, благословением и проклятием. Судьба, столкнувшая их, будто решила развлечься, бросить монетку. Орёл или решка?
Глядя на эту пару, каждый выбрал бы одно из двух. Но только не Ди. Колдунья была уверена на все сто, что монетка их судеб стала ребром: ни то предоставляя им выбор, ни то поставив крест на штиле в их отношениях. Двум магам не по силам было спокойно существовать рядом, нет. Для них гаванью нирваны было жерло вулкана, где кипели их чувства друг к другу.
- Ты правда хочешь это знать? - откровенно насмехаясь, поинтересовалась у блондина Рамирез и подняла вверх руку. Пара туфелек, что слегка покачивалась, вися на пальчике девушки, разделяла магов и то скрывала, то показывала Хъюго игривую улыбку Дианы. В очередной раз улыбнувшись любимому, ведьма чуть наклонила ручку и ремешки легко соскользнули, в следствии чего туфельки колдуньи упали прямо у ног Ромме. Сделав шаг вперёд, Ди притянула к себе мужчину за ворот рубашки и заглянула в его глаза. Любование негодованием Хъюго заводило её с полуоборота. Ей уже плевать было на всё то, что он вытворил сегодня. Она абсолютно безразлична стала к тем "подвигам", которые планировала совершить, к своей месте в адрес любимого. Сейчас, в эту минуту, все её мысли были совершенно о другом. Она думала о жарких и властных прикосновениях ведьмака, о его крепких объятьях и горячих поцелуях, о том, как он притягивает её к себе и как она чувствует себя рядом с ним. Однако...
Однако даже такие волнующие мысли не могли отвлечь Рамирез от подлости её натуры. Ей было настолько приятно видеть ревность и гнев Ромме, что чтобы не заулыбаться от счастья, ей, для сохранения образа гадкой ведьмы, приходилось представлять, как она жует кислющий лимон. А учитывая, что фантазия Ди была поражающе реалистичной, на её лице отразилось столько стервозности, что не взбесить Хъюго было просто нереально.
Но как бы не бесился Ромме. Как бы это не волновало Диану, она ни за что бы не кинулась к нему первой. По одной простой причине - она не считала себя виноватой и потому даже не пыталась сгладить острые углы или же скрыть следы не существующей измены, в которой явно подозревал её Роммель. Как он вообще смел думать о подобном? О том, что она, выбрав его, броситься в объятья другого? Это было до крайней степени оскорбительно, потому если кому и предстояло сегодня заглаживать свою вину, так это подлецу Хъюго - мало того, что посмевшему испытывать её на ревность, так ещё и позволившему себе думать о ней в столь порочном ключе! Неееет, Рамерз так это не оставит и заставит его поплатиться за это!
- Так слушай, милый, - со смешком начала Диана, не скрывая наглости, дерзости и издевательства в голосе, - после того, как ты столь отвратительно себя повёл, я отправилась в бар. Там было много приятных парней, с которыми я сыграла в бильярд, - вставая на носочки, всё тише и тише говорила колдунья, не сводя глаз с Хъюго и тяжело, жарко и прерывисто дыша, - затем мы пропустили по несколько бутылочек пива. Пошутили, повеселились. А затем... один парень... подвёз меня домой... и на этом всё! Доволен?! - шипя, вскрикнула Ди и оттолкнула от себя Роммеля, которому под ноги весьма удачно подвернулся стул, на который он четко приземлился. Блондинка, хмыкнув, взяла с подставки, что располагалась недалеко от неё, нож и приблизилась вплотную к колдуну, не сводя с него глаз.
- А если ты ещё раз подумаешь обо мне, как о своих дешёвых куклах, этот нож я тебе всажу в глотку! Или куда пониже, чтобы глупых мыслей не водилось. Понятно? - с этими словами гневно возмутилась ведьма и с размаху воткнув нож в стол, который аж задребезжал от её злости. Её бешенству в действительности могла позавидовать сама Мигера, но лишь только несколько мгновений. Буквально через пару секунд голосок Ди, как и её внешний вид, был слаще мёда, что, по правде говоря, не мешало ей оставаться остервеневшей чертовкой. - Так ты будешь кофе, любимый? Ммм?

+2

6

Стерва, жутко самоувернно улыбается ему, знает, что его это бесит и нарошно, как можно сильнее, пытается выбесить, вывести на чистую, первородную по своей природе и силе эмоцию - злость. И, как бы это его не раздражало, у Дианы прекрасно получалось вывести его, зацепить за самое сокровенное и ковыряться там, в незажившем или незатянувшемся еще рубце, выковыривая на свет Божий то, что он так усердно и упорно прятал и утрамбовывал долгие годы, задувая, зализывая и заживляя раны. А Рамирез.. Ну что вообще сказать? Она просто появилась и все труды, приложенные к "лечению", к попытке стать лучше - летят насмарку. Без права на попытку сопротивляться. Как можно сопротивляться собственным скрытым и потаенным желаниям, когда они словно демоны, разъедают твою душу, заставляя сомневаться в себе, в том, что ты способен на что - то большее, на нечто более чистое и светлое, чем просто быть рядовым ревнивцем?
      Ревность это для Хуго вообще отдельная тема. Он, с детства привыкший к тому, что все самое лучшее доставалось кому угодно, мальчику с первой парты, тому парню из футбольной команды, девченке с богатым папой, но не ему, усердно и упорно трудящемуся над собой денно и нощно, мальчишке "из соседнего двора", привык, что с приобретением, точнее, открытием в себе этого "дара", воистину дара - магической силы, да еще и столь великой даже по-сравнению с рядовыми "лучшими" колдунами в мире, все дается теперь легко и просто, буквально по малейшей прихоти, и как следствие, он стал совсем невыносим. Особенно, когда рядом с ним оказалась эта женщина, не дающая ему свет и наставление на путь добра и лучшего самого себя, а напротив, поощряет и даже растляет в нем эту искру эгоизма, приправленного изрядной долей собственнического отношения, превращая ее из искры даже не в костер, а пожар первой категории. И что, самое страшное, спастись от огня невозможно. Стоит лишь пламени хоть краешек лизнуть и все, пиши пропало. Опутывает своими щупальцами, окружает и не дает шанса на спасение.
      Они оба прокляты. И Хуго и Диана. Два покинутых Богом человека. Они погрязли в этом болоте, затянуты в нем по самые грудные клетки, и как бы ни было это печально, они оба сами зашли в топь, добровольно и едва ли не в припрыжку со счастливыми, до идиотизма лицами. Дурные, глупые создания, они оба настолько потонули в вожделении от этой власти. Всесилия и вседозволенности, дарованной в бонус, а может и кару, что сами перестали замечать, как твердая почва под ногами внезапно превратилась в зыбку, затягивающую топь. Не заметили, как вначале провалились по щиколотку, но тогда ведь еще можно было избавиться от этого, бегом убежать, прочь, как можно дальше от всего этого бесовства, попытаться исправить сделанное, встать если не на путь исправления, то хотя бы повернуться в его сторону лицом.
       - Ты правда хочешь это знать? -
       Взглядом он провожает падающие туфли, летящие к его ногам, но с таким видом брошенные, будто, в его лицо. Ни капли оскорбления, но хамства в этом жесте больше, чем если бы она покрыла его с ног до головы бранью.  И, честно, если бы она наорала на него, дала пощечину или выплюнула бы ему обвинения прямо в лицо, ему было бы намного проще обвинить ее в ответ и послать все к чертям собачьим. Но... Это же Диана, она никогда не делала и не будет делать то, чего от нее ожидают. И Хуго раздраженно кивает, готовый выслушать целую тираду вранья о том, какая она честная и чистая, и какой он мудак, что не верит ей. Как всегда. Роммель даже привык уже к амплуа твари с ее слов.
      Половину лжи он пропускает мимо ушей, рывок за горловину рубашки, вызывает волну мурашек по спине, злость смешанная с желанием. При чем желанием не просто заняться с ней сексом, а ударить. Ведьмак впервые испытывает цельное, запредельно мощное желание ударить женщину и при этом, адская смесь, раздеть ее. Даже не раздеть, оголить, разорвав тонкую, нежную ткань одежды. Но он не торопится. Диане нужно высказаться. Ромм видит, как сильно выбесил ее своим поведением и он не может не дать ей шанса высказать свое недовольство, поязвить.
     -.... и на этом всё! Доволен?! -
     Резкий окрик в конце пламенной речи и полупьяных ужимок, видимо, предполагаемых за сексуальные и грубый толчок в грудную клетку рывком вырывают его из мыслей, заставляя вновь очнуться в не самой перспективной реальности. Делая шаг назад, чтобы не упасть,  он запинается о стул, на который следом и приземляется. В случайности появления сего предмета он сомневается. Ой как сомневается. Зная, Диану, он бы не удивился если бы там появилась какая - нибудь дробильня ровненько в его рост и комплекцию.
      - А если ты ещё раз подумаешь обо мне, как о своих дешёвых куклах, этот нож я тебе всажу в глотку! Или куда пониже, чтобы глупых мыслей не водилось. Понятно? -
     Роммель внимательно следит взглядом за ножом в ее тонких пальцах. Она опасна с этим предметом. Хотя Диана вообще с любым предметов в руках является крайне опасным созданием. Даже наверное кисточка в баночке лака могла бы стать смертельным оружием в исполнении блондинки.
      В его взгляде начинают зажигаться опасные огоньки, которые Рамирез не замечала, полностью поглощенная упоением от собственного спектакля. Нож втыкается в стол. Любимый стол Хъюго из красного дуба, который он лично выторговал за немудренный артефактик десятого сорта. Но стол и правда отменный. Блондин молчит. Уровень бешенства начинает доходить до критической точки. Ему необходим лишь толчок, чтобы сорваться. Один малююсенький пиночек. И он его получает:
       - Так ты будешь кофе, любимый? Ммм? -
      Сладкий голос, приторная улыбка и совершенно невинный вид - блеф, сивой кобылы. Ну конечно не сивой, и не кобылы, но Роммель уже давно не ведется на это. Он медленно встает со стула, она стоит спиной к нему, "колдуя" над кофе. Тихо ступая, неслышно даже, подходит к ней почти вплотную со спины. Платье, которое на ней так отчаянно идет ей, что хочется скорее избавиться от глупой ткани мешающей смотреть и любоваться совершенным, идеальным и столь желанным телом.
       Злость бурлит внутри него. Будоражит и раздражает итак расшатанные ни к черту нервы. Хуго чуть наклоняется, улавливает запах ее парфюма, его голова начинает немного кружиться. Кончиками пальцев он цепляет края ее платья и рывком разводит руки в стороны, сопровождается это все громким треском ткани и рыком ведьмака. Он с силой хватает ее за плечо и грубо наклоняет вниз, наклоняясь вслед за ней, ставя девушку в такую вот неприличную позу и шепчет ей на ухо, горячо обжигая кожу дыханием:
       - Сколькие из них брали тебя так, а ? Расскажи мне, каким по счету я буду? -

+1

7

Только ради Хъюго всё это время держалась Ди, стараясь оставаться такой же, какой он повстречал её много лет назад. Только ради него Рамерез сопротивлялась пожирающей её изнутри магии. Только ради него она пыталась сдерживать своё стремление отдать всю себя колдовству. Только ради него она позволила своему сердцу любить... Его.
Однако Ромме так погряз в своей ревности и плутовстве, что всё реже верил Диане и всё меньше замечал её истинных чувств. Быть может, конечно, она сама в том виновата, ведь колдунья практически всегда была честна с ним. И никогда не скрывала того, что она женщина сильная... того, что она, если потребуется, не просто выживет одна в этом мире, но и даст фору многим. Что сможет справиться без него, как бы сильно она не была больна им одним. В это трудно было поверить, но при всей своей стервозности и строптивости Ди действительно умела любить и любила Роммеля. Любила так сильно, что порой даже ненавидела себя за это...
Почему? Потому что он был её слабостью, он был единственным в этом мире, кого она по-настоящему боялась потерять. А он будто специально давил на её болевые точки и толкал тем самым в бездну, которая и без того тянула её хлеще земного притяжения. С каждым днём ей становилось всё труднее и больнее быть человеком. Тьма колдовства мучила её, заставляла желать большего, заставляла поддаться искушению. И не передать словами, как жаждала сдаться ей на милость Диана, как хотела она заполучить то могущество, что сулил ей дар магии. Но взгляд любимых глаз... то чувство, когда замирает сердце при прикосновении любимого... всё это было препятствием на пути к моральному разложению. Хъюго был препятствием между ней и судьбой, которая не должна была стать её, но к которой Рамирез так тяготела.
Ревность... Ди ненавидела её и восхваляла. Она была и сводницей и разлучницей для этих двоих. Она то разводила их по разным берегам, то кидала в объятья друг друга, будто штормовой ветер волны.
Почему, скажите, почему так жестока судьба? Почему для того, чтобы быть счастливыми, им надо ходить по лезвию ножа, каждое мгновение опасаясь сорваться? Ведь между ними могло быть всё хотя бы чуточку иначе, немного спокойнее и легче. Но им не хватало доверия, хотя, тут даже нету спора, они не задумываясь доверили друг другу своими жизни... души... и сердца. Но, наверное, этого мало. Мало для того, чтобы не пропитаться безразличием и сохранить чувства в первозданном виде просто так. Безо всяких уловок. А быть может просто эти двое не были способны на подобное доверие?
Турка с кофе со звоном опрокинулась на плиту. Горячая и темная смесь кофе и воды растеклась по белоснежной эмали, источая волнующий аромат. Пламя газа "само собой" исчезло, и лишь только тепло, исходящее от камфорки, было следом его недавнего присутствия. Диана, скрипя зубами, слушала шепот Хъюго, не отводя взгляда с выдавленного на металле рисунка, украшающего турку. И хотя она гневалась, как черт, самодовольная улыбка по-прежнему украшала чувственные изгибы её рта. Она всё ещё слышит звук рвущейся ткани платья, а в уголках подсознания всё так же маячит воспоминание о том, как они вместе покупали его. Как она вышла из примерочной, покуда Роммель изнывал от ожидания на мягком диванчике, и несколько раз покрутилась перед ним, чтобы его жадный взор мог оценить и запомнить каждый сантиметр её тела. Как они смотрелись вместе в зеркало в примерочной: Хъюго смотрел в отражение её глаз, а она бегала взором по отражению его лица. Она старалась запомнить всё до мельчайших подробностей - каждый жест, каждый взгляд - всё, что связано было с её любимым и единственным мужчиной. Он собрал одним движением в кулаке её волосы и нежно коснулся губами шеи, плеча, не обращая никакого внимания ни на покупателей, ни на персонал магазина. Всем своим видом он давал понять, что для него есть только они и больше никого. И видит Бог, в его глазах в тот момент отражалась такая любовь и нежность, что Ди даже перестала дышать от переизбытка собственных чувств.
С того момента их отношения кардинально изменились. Теперь они будто испытывали на прочность любовь друг друга, будто нарочно ища брешь. Он более не был как прежде нежен, а Ди... она и сама не знала какой стала. Но в том, что изменилась и она, сомнений просто быть не могло. Что-то изменилось, да только что?
Теперь их притягивала только страсть. Лишь изнывающее пламя желания, выжигающее их обоих изнутри, притягивало магов друг к другу. И как бы не старались они вернуться к тому, что было прежде, так или иначе всё равно всё сводилось к бешеному огню похоти и ненависти, которое они принимали за любовь. Темную, извращенную, понятную только им двоим любовь. Они более не могли жить спокойно и постоянно искали повод для скандала. Без вспышки злости с обеих сторон им становилось холодно и темно, а внутреннее пламя обоих стало каким-то иным, более не греющим в холодные вечера.
- Мммммрррр, милый, - тихо, мрачно и протяжно сказала Диана, заведя руки за спину и коснувшись ими бёдер Хъюго. Её ладони скользили всё выше и остановились только лишь на уровне пояса, когда большими пальцами она игриво подцепила их и резко отпустила со шлепком. Немного подавшись назад, она плотнее прильнула к нему, заставляя лишний раз обратить внимание на ажурное кружевное белье, которым Ромме мог полюбоваться лишь пару мгновений прежде, чем она, не обращая внимания на сжимавшую её плечо руку мужчины, медленно начала выпрямляться, продолжая свою речь и наслаждаясь его близостью, теплом его тела, - ты не боишься разочароваться в цифрах? - в пол оборота повернув голову и взглянув в глаза Роммеля, спросила колдунья. Ди улыбнулась ему и в тоже мгновение колдуна откинул назад мощный толчок магии, уложивший его прямо на стол. Холод магии обжигал изнутри руки блондинки, тонкими иглами колол пальцы и сводил легкой судорогой. Развернувшись, Рамирез бросилась следом за магом и, запрыгнув на него, придавила своим весом к столу. Правую руку она положила ему на живот и, не сводя взгляда с его глаз, переполненных бешенством, стала вести её вверх... неторопливо, нежно и так не похоже на обычные ласки ведьмы. Медленно склонившись, будто перед диким хищником, в чье поле зрения она попала, Диана слегка прикусила его за подбородок и тут же ослабила легкую боль, коснувшись его губами. Слишком мягко, слишком нежно и спокойно вела себя Рамирез, чем обычно. И это должно было насторожить Хъюго. Должно было и насторожило. Женщина прочитала это в его глазах, что вызвало в ней новую волну удовольствия от этого вечера. Когда Ромме не доверял ей, он был, как огонь - неподвластен, опасен и своеволен. И хотя она ещё больше бесилась от того, что не могла его контролировать, ей доставляло необъяснимое блаженство видеть его таким.
Она провела языком по его губам - дерзко, дико, даже немного грубо - и, пока не успел опомниться ведьмак, снова приставила нож к его горлу. Тот самый, который не так давно столь жестоко изуродовал и пронзил любимый стол Роммеля из красного дуба. Колдун любил роскошь и никогда не скупился на неё. Скупость вообще не была его пороком, хотя прочих грехов Диана пририсовывала ему горстями. Она знала, что этот стол ему слишком дорог и потому специально хотела сделать ему больнее. Как Хъюго наслаждался тем, что изводил её до умопомрачения, так и она наслаждалась тем, что могла задеть его за живое. Что в отличии от остальных она могла увидеть в его глазах те искорки жизни, которые не позволено было видеть остальным.
- Тебе не надоело считать мои "спортивные" победы? Я ведь давно признала, что в них ты меня обошёл. Сколько шлюх было в твоей постели, Роммель? Сколько?! Давно сбился со счета? Каждый раз ты меня убиваешь, сюсюкаясь с этими сучками. Каждый раз ты травишь меня, не зная, как залезть к ним под юбку. Что ты от меня хочешь? Чтобы я сдохла, изнывая от желания к тебе, пока ты не пройдёшь по всем своим потаскухам?! Ты привязал меня к себе любовью, а теперь хочешь, чтобы я все твои выходки терпела, как верная дворняжка? - блондинка плотнее прижала лезвие ножа к его горлу и склонилась к нему ещё ближе. Она жаждала его до потери пульса: его прикосновений, поцелуев, ласк. Жар его тела, его близость и этот пожар ревности и бешенства в глазах заводил её так, что пересыхало в горле. Её голос начинал сипеть, срываясь на шёпот. Кричать она уже не могла... хотя безумно хотела истерично выдать ему всё то, что наболело. Свободной рукой она впилась в его мягкие светлые волосы и продолжила шипеть на него:
- Ромме, ты такая сволочь, что во всём аду не найдётся. Но каким бы патаскуном ты не был, я всё равно тебя люблю. Хотя убить готова прямо сейчас... на этом столе... который ты любишь больше меня. Духи земли, как же я тебя ненавижу! - в конце концов выдала ведьма и, не удержавшись перед искушением, прильнула к губам колдуна.

+1

8

Эпизод закрыт в связи с уходом игроков.

0


Вы здесь » TVD: Eternal night » ❖ Утиль квестов » До того, как я хотел тебя убить, а мог только любить.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC